Обзор новой игры Uncharted 4: A Thief’s End. Последнее приключение Дрейка!

0

Несколько столетий назад, на рубеже XVII—XVIII вв., самым удачливым пиратом и любимчиком фортуны среди всех флибустьеров был Генри Эвери. Он с детства мечтал о далеких морских путешествиях, попал юнгой на торговый корабль, выслужился до помощника капитана, а в один прекрасный день поднял черный флаг над одним из мятежных судов.

Став предводителем пиратов, Эвери обогнул Африку и отправился в воды Индийского океана, который традиционно бороздили суда либо с исключительно редкими товарами, либо до верхов наполненные золотом. Но леди Удача была настолько благосклонна к Генри, что преподнесла ему на блюдечке главное сокровище его жизни еще раньше – у берегов Мадагаскара. В неравном бою, в котором численность индийских кораблей значительно превосходила количество пиратских, разбойники умудрились взять на абордаж самое крупное торговое судно под названием «Ганг-и-Савай». Его трюмы буквально трещали от сокровищ. Добыча пиратов составила более 600 тысяч фунтов – баснословные деньги по тем временам. И это не считая сокровищ из драгоценных металлов и Фатимы – красавицы и дочери Великого Могола, впоследствии ставшей супругой Эвери.

Своим дерзким поступком Эвери до белого каления разозлил не только Ост-Индскую компанию, но и британскую корону. На Генри была открыта первая в истории охота всемирного масштаба. Все охотники за головами грезили о том, чтобы в один день торжествующе держать голову пирата в своих руках.

А что сделал человек, в одночасье получивший от мира все, что можно? О котором восхищенно говорили дамы? Не встретить которого в открытом море молили богов все купцы? Чье лицо с надписью «разыскивается» красовалось почти на каждом столбе?

Он… исчез. Вместе со своим кораблем, немыслимым кушем и дурной славой. Просто растворился в воздухе. Ни несметных сокровищ, ни самого Генри так никто и не видел. Одни говорят, что он попытал себя в малом бизнесе, прогорел и умер в нищете. Другие – что залег на дно, а потом снова взялся за старое. Правды до сих пор не знает никто. Думаете, это конец истории? О нет. Это только начало.

Спустя несколько столетий в дело вступает наш знакомый, обласканный фортуной не меньше самого Генри Эвери, – Натан Дрейк. С момента окончания Uncharted 3 прошло три года, Дрейк отказался от своей стези искателя приключений и живет обычной жизнью вместе со своей женой Еленой. Быт новоиспеченного Индианы Джонса в доме престарелых прерывает его брат – Сэм. Мало того, что погибший родственник оказался живее всех живых, так он еще и напал на след сокровищ Генри, вот только такую лямку ему в одиночку не потянуть. Природой не предназначенный для размеренной жизни Нейт охотно соглашается на еще одну авантюру. С клятвенных слов разработчиков из Naughty Dog – точно последнюю.

На презентации в Варшаве показали десятую главу Uncharted 4 – ту, которую раньше никогда не показывали. По завере¬нию авторов, этот эпизод наступает где-то спустя треть сюжетной кампании. Его действие происходит на Мадагаскаре – там, где внезапно перестала иметь четкие очертания биография одного из самых удачливых пиратов рубежа XVII— XVIII вв. Генри Эвери. Натан Дрейк здесь по его душу. Вернее, за тем, что Эвери после себя оставил.

RISE OF THE UNCHARTED

Мы уже говорили об этом неоднократно, но сейчас не грех повторить: Uncharted 4 – немыслимо красивая игра. Бескрайние африканские просторы отрисовываются так далеко, как будто само понятие технических ограничений существует лишь где-то в параллельной вселенной. Анимация и внешний вид главных героев уже фактически достигли качества компьютерных фильмов. Одежда творчески и всегда по-разному пачкается, древние пирамидки из камней разбиваются от ударов, грязь из-под колес заляпывает лобовое стекло джипа и размазывается дворниками. Это, вне всяких сомнений, самая красивая консольная игра к этому моменту. Ближайший конкурент, The Order: 1886, глядя на масштабы мадагаскарской локации, вынужден густо покраснеть и удалиться.

Удивлены упоминанием джипа в прошлом абзаце? Не стоит. В последней главе своего приключенческого эпика Naughty Dog решила дать игрокам возможность порулить транспортом самостоятельно. Вся десятая глава – это большой полигон, где можно сесть за баранку и вволю поколесить. Линейность, свойственная предыдущим играм серии, здесь бы на корню срубила все удовольствие, поэтому африканские равнины настолько открыты, насколько позволяет режиссура. Достаточно свободная, надо сказать.

Отправиться на машине можно в буквальном смысле на все четыре стороны и везде обнаружить что-то интересное. Например, заброшенный форпост с парочкой сокровищ, пещеру за водопадом с удивительным видом наружу или группу вражеских наемников – вы думаете, вам тут одним пиратского золотишка захотелось? Для Uncharted такая свобода ощущается просто одурманивающей, но назвать игровой мир открытым все же язык не поворачивается. По сути, это череда пусть и широких, но ограниченных локаций, переход между которыми происходит через «бутылочное горлышко» – какую-нибудь незамысловатую загадку по поиску объезда или нового пути для джипа.

В одном из таких моментов к кузову машины надо прицепить лебедку, второй конец которой обматывается вокруг ствола дерева. Чтобы успешно продвинуться в прохождении, нужно покинуть водительское место, руками взять лебедку, управляя Дрейком, дотащить ее до дерева, самостоятельно (не просто нажатием контекстной кнопки) сделать большую петлю и, в конце концов, торжествующе зафиксировать крюк. Этот момент могли бы изобразить в QTE, но тенденция налицо: разработчики стараются отбирать у игрока контроль как можно реже.

Открытый мир и транспорт – не все новшества, уместившиеся в получасовую демонстрацию. Мощно вдохновившись Metal Gear Solid V, Naughty Dog наконец-то довела до ума ранее совершенно неказистую стелс-механику. Некоторые цитаты – практически дословные. Помните, как в Ground Zeroes вы отмечали врагов на карте, просто разглядывая их несколько секунд в бинокль? Звучит дико, но то же самое теперь можно сделать и в Uncharted 4 нажатием одной кнопки. Дальше – больше. Дрейк может прятаться в высокой траве, не боясь быть обнаруженным. Над головой каждого врага красуется треугольный индикатор: если он нейтрально-белого цвета, можно вовсе не беспокоиться, желтый означает, что вас заметили, а красный – что уже раскрыли. Значит, пора брать автомат и вершить правосудие более жестким и куда более привычным для Uncharted образом.

Если отклониться от заданного курса, можно обнаружить приятные сюрпризы. Например, пещеру за водопадом с вот таким роскошным видом

Для чего нужны все эти навороты, когда сериал всегда был про бег из точки А в точку В под дождем из свинца? Для разнообразия. Для тех, кто всегда упрекал Uncharted в однокнопочности. Что самое прекрасное, конкретно в мадагаскарской ситуации все новшества работали безупречно. Вот герои находят вражеский форпост, расположенный в небольшой низменности. Дрейк выскакивает из машины, отмечает парочку вражеских снайперов. Через минуту – карабкается по стене, заходит с тыла и сворачивает им шеи. Его замечает вражеский пулеметчик, но ничего не успевает сделать – о нем успел позаботиться управляемый искусственным интеллектом братец Сэм. Вот на базе и осталось всего несколько противников, покончить с которыми вполне можно несколькими хедшотами: это, как-никак, экшен, да и ачивки сами себя не выбьют.

В итоге получается три ощутимых нововведения в единственной главе – открытые локации, транс¬порт и доведенный до ума стеле, – и все работают как часы. Единственное опасение заключается в почти полном отсутствии вау-моментов – вроде сцен с поездом из второй части или падением самолета из третьей. За полчаса Дрейк ни разу не оказался на волосок от гибели, а для Uncharted это возмутительно долго. Судя по трейлерам, адреналиновых вихрей будет еще достаточно, но в душу все равно иголкой заходит сомнение. А вдруг дурацкий киношный экшен – всё?

После разборки на форпосте машина выезжает на просторную прерию, которую пересекает караван грузовиков. На горизонте величественно возвышается вулкан – то самое ружье на стене, которое в каком-то акте непременно выстрелит. Камера выхватывает красивейший общий вид, и я на автомате делаю скриншот. Тут же подбегает стендист PlayStation и буквально выхватывает у меня геймпад – мол, все, парень, дальше нельзя! С грустью подчиняюсь. В конце концов, слишком сильно спойлерить себе такую игру было бы опрометчиво. Пусть даже и по работе.

Мне очень хочется избежать заблаговременных оценок, но в этом случае удержаться сложно. Такое чувство, будто интрига уже мертва: Uncharted 4 будет игрой либо отличной, либо легендарной. Узнаем наверняка уже 10 мая.

Текст: Захар Бочаров, «Игромания»